Ольга Толчанова (times) wrote,
Ольга Толчанова
times

Максакова собирается воевать за наследство

Убитая горем вдова сбежавшего на Украину и там застреленного депутата Вороненкова показала зубы и когти. Судебный процесс в Москве, в ходе которого первая жена Дениса Вороненкова Юлия пыталась выписать уже погибшего бывшего мужа из квартиры на Тверской, заставил Марию проявить бойцовский дух. Она не стесняется в выражениях в адрес бывшей семьи Дениса Вороненкова и готова бороться за его имущество. Бывшую жену и его детей она назвала "никем".



"У Дениса с бывшей женой были договоренности о разделе имущества. То, как она ему упорно не давала развод – вообще отдельная песня. И эти договренности она потом упорно игнорировала. Не мытьем, так катаньем. В том числе именно из-за нее Денис находился в несколько стесненном положении в последнее время. А так бы он, может, нанял бы себе другую охрану, и жили бы мы иначе, и, может быть, он вообще жив был до сих пор. Если бы не ее поведение. Это – раз.

Теперь, по сути потешного суда, который она со своей матерью устроила. Не знаю, кто им там чего наговорил, но она теперь в прессе громко заявляет, что никто не может претендовать на наследство, поскольку, мол, муж ушел и там другая семья. Это совершенно не соответствует действительности, потому что все нажитое в период брака попадает в наследственную массу. У нее же вообще все нажито в период брака, потому что никаких других источников дохода никогда не было, сама-то она ничего не может нажить, брак для нее был и главной инвестицией, и главным источником дохода.

А из наследственной массы выделяются доли из того, что принадлежит ей, и все это должно быть поделено между его детьми в равных частях. Так что я в такой же степени могу претендовать на одну из этих долей. Буду я это делать или нет – мое дело. Но, считаю, что дети должны находиться в равных условиях (у Максаковой есть годовалый сын от Вороненкова). И, если его бывшая жена еще при жизни Дениса мечтала его лишить всего, то город Киев позаботился о том, чтобы у него было прекрасное место на кладбище. На двоих, кстати… Там, где захоронены все святые, монахи, известные и замечательные люди. Там он нашел свой последний приют в то время, как бывшая семья, обязанная ему буквально всем, решила его еще из его же квартиры и выписать. Без его согласия, участия, за два дня до его гибели они начали этот процесс!"

"Если бы эти люди из себя что-то представляли, хотя бы с приданым она пришла к нему, то я бы еще это как-то поняла. Но он же их всех обеспечил абсолютно всем! И, конечно, такое отношение меня просто убивает. До какой степени люди могут быть алчными, меркантильными! Он им, видите ли, мешал, там в квартире, прописанный! Понять не могу! То ли они продавать ее хотели, а без его согласия не могли?.. Это же я с Денисом жила по любви, из-за любви и ничего, кроме любви, мне от него не надо было".

"Ей надо объяснить, что мы у нее так же можем все это забрать, как это она сама сейчас пытается сделать. Просто на фига мне нужна квартира, где половина тебе не принадлежит?! А ей принадлежит ее супружеская половина и больше ни-че-го. Вот так. И не имеет никакого значения, развелись они, погиб ли он. То, что они хотели сделать – выписать его из квартиры – сейчас просто невозможно. Нет слов просто! Мы с Денисом разговаривали о том, как обидно ему было после 18 лет совместной жизни получить к себе такое отношение. Ну, хоть два года он был счастлив. Он же ко мне не просто ушел, а прямо ринулся, хотел отогреться возле нормального человека..."

В общем, как и в случае с Борисом Немцовым, человек умер, и тут же начался некрасивый дележ имущества, где все стороны проявляют себя не лучшим образом, даже не думая о благородстве.

Tags: Мария Максакова
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments